Новини

Terroraizer Zine (UA)

2011.07.01

- Привет! Первый вопрос, как водится, банален. Что на данный момент происходит в лагере Khors? Нет ли внутренних или внешних факторов, которые напрягают?

Khaoth: Если не брать во внимание глобальные проблемы – политические, социальные процессы, которые происходят в стране, но об этом можно говорить очень долго и я не думаю, что это именно то место и время; поэтому проще так: всё идет своим чередом.

Khorus: Все нормально. Состав более или менее определился, стабилизировался. Так что всё в порядке в целом.

- Можно ли утверждать, что последний альбом Khors собрал самые восторженные отзывы поклонников и хвалебные рецензии музыкальных изданий?

Khaoth: Недовольные были, они всегда были, но это нормально. В принципе сейчас больше хороших отзывов, положительных рецензий и в большей степени всем нравится. Есть и отрицательные моменты, но позитива всё же больше, чем крайний раз в случае с предшествующим альбомом. Потому что “Mysticism”, все-таки, был несколько неожидан, и в нем не хватало нескольких составляющих: мощности, плотности, агрессии. Он был, в целом, очень спокойным альбомом. От нас все-таки ждали немножко более плотной и агрессивной музыки и я думаю, этого баланса между атмосферой, спокойствием и, в то же время, некой агрессией мы как раз достигли на последнем альбоме.

- В свете выхода столь удачного альбома опишите, пожалуйста, какие планы у Khors на ближайшее будущее? Какие цели ставит перед собой группа?

Khaoth: Творить, созидать и двигаться дальше.

Khorus: Планов на новый альбом нет пока, но он будет, и будет продолжением нашей творческой деятельности и пути, который мы начали в самом начале.

То есть, следующий альбом будет логическим развитием предыдущего?

Khorus:  Мы только начинаем работать над ним. Пока трудно сказать, но, да, наверное, мы будем созидать в каком-то ключе, соответствующем предыдущему альбому

- За последний год-полтора Khors лихорадило, сменилось 50% состава, вы лишились довольно важной составляющей в лице Хельга. Что послужило причиной пертурбаций и отразится ли это на концепции группы, её звучании?

Khorus: Новые люди это новые идеи как правило. Ну а как это будет связано, это опять же будет видно…. Причины ухода Норта и Хельга различны, в первом случае – музыкальная сторона, во втором семейные сложности , не позволяющие нашему другу уделять группе достаточно внимания.

Khaoth: Концепт был заложен изначально. В принципе независимо от того, как будут меняться люди, мы будем двигаться по изначально выбранному пути – тому, как это было сделано в 2004 году независимо от перемен. Люди и перемены в составе влияют на музыку и аранжировки плюс-минус, а дорога, она была выбрана изначально.

Я вообще смотрю вы весьма дружелюбная группа. То есть все ваши бывшие члены поддерживают с вами контакты; на какую-то большую общину похоже.

Khorus: Вообще у нас очень тесные контакты, насколько это можно в здоровом смысле назвать словом семья, ну, такая человеческая общность. Они никуда из жизни нашей не выпали, и мы постоянно видимся, встречаемся, общаемся, и все хорошо в этом отношении. К сожалению, музыкально пришлось с людьми расстаться.

Khaoth: Мы расставались по каким-то тем или иным причинам, которые не происходили от негативной внутренней атмосферы в команде. То есть не назревало никакого конфликта или еще чего-то негативного, просто мы все вместе пришли к выводу оба раза, когда менялся состав, к тому, что нам лучше продолжать свой творческий путь раздельно. Были с этим согласны и те участники, которых сейчас нет в Khors, и, собственно говоря, мы. И это, в принципе, и есть причина того, что мы продолжаем поддерживать связь с бывшими участниками группы; очень тесную, очень дружескую, и даже более чем.

- Ну, это, как бы, взгляд изнутри. А как поклонники отнеслись к новостям о сменах в составе? Не часто ли звучит мнение о том, что без Хельга Khors «спекся»?

Khorus: А как это можно понять? Музыкально это пока непонятно. Потому что материала еще не записано в новом составе. А визуально… Здесь разные мнения у людей. Кому-то больше нравился Хельг, кому-то больше нравится Юргис.

Просто в одном из интервью Фростеру Khaoth упомянул, что Хельг был одним из основных авторов…

Khorus: Это факт. Я к тому, что сейчас как публика может делать какие-то выводы? Нет новых песен. Еще никто не слышал новый материал.

Khaoth: Это больше прерогатива девушек обращать внимание на визуальную составляющую и они обычно говорят: «Мне Jurgis нравится больше»; или: «Ну, мне Helg нравится больше»; а объективных причин я не вижу. Это исключительно визуальная составляющая и, опять же, на визуальную составляющую больше внимания обращают девушки.

- Вы подписали контракт с Paragon records. Обеспечит ли этот контракт возможность проехаться с концертами за пределами СНГ?

Khorus: Парагон не делают концерты.

Khaoth: Объясню. Парагон – это американский лейбл, который является исключительно издающим лейблом и не имеет никакого отношения к концертам. Но в тоже время он работает в связке с пиар-агентством Earsplit PR, которое занимается промоушеном группы Khors в Америке и Европе. Что касается концертов, то пока баланс между востребованностью группы Khors в Европе и в Америке и серьозными затратами, которые несет потенциальный организатор концертов не найден. Пока мы не вышли на тот уровень, когда было бы можно говорить о нашем выезде. Может, это будет в будущем, но на данный момент это не интересно промоутерам. Нам же в свою очередь поездки с отрицательными затратами для себя также абсолютно не интересны.

- Ну а в целом довольны ли сотрудничеством с лейблом на данный момент, или есть пожелания?

Khaoth: Более чем. Мы постоянно выражаем огромную благодарность Earsplit PR и Paragon records, а также тем людям, с которыми мы сотрудничали в том или ином плане. А если говорить конкретно о Paragon Records, то это, наверное, на данном этапе наш лучший лейбл, с которым мы когда-либо сотрудничали по всем параметрам. 

- Теперь непосредственно о творчестве. Как вы можете в нескольких словах описать концепцию Khors, то есть, так сказать, внутренний посыл; в чем он для вас заключается?

Khaoth: Культура, традиции, обычаи.

- На момент создания Khors вы работали в успешной формации Astrofaes. Что побудило тебя основать новую группу? Планировался ли изначально Khors как долгосрочный проект?

Khorus: Сложилась ситуация, которая скажем так, не позволяла продолжать совместную работу Да, изначально сразу планировалась именно группа, а не проект, с далеко идущими планами.

- Khors является англоязычной группой. В чем причина этого? Вы сразу нацелились на западную аудиторию, или это обусловлено, так сказать, «металлическими традициями»?

Khaoth: Изначально да. Изначально именно традициями хэви-метала. Но с годами, сколько мы играем и творим в рамках украинского коллектива, мы понимаем, что мы все-таки имеем основной или достаточно весомый круг поклонников здесь. Поэтому мы задумываемся в последнее время о том, что это было бы интересно и нам и нашим фанам здесь. Но на данный момент мы к этому не готовы и, думаю, что о сроках говорить не имеет смысла, должна быть проведена серьёзная  работа, результатом которой станет сильная поэтическая  составляющая. Если её нет, то делать это исключительно из-за тренда для того, чтобы лучше понимали – в этом смысла никакого я не вижу.

- Насколько я понимаю, музыка не является для вас основным источником дохода, и чтобы прожить, да и заниматься музыкой, вам необходимо работать? Если не секрет, то опишите  в двух словах основные направления вашей деятельности.

Khaoth: Я работаю брэнд-менеджером в маркетинговой сфере, занимаюсь продвижением в массы нескольких брендов, которые, естественно, имеют отношение к барабанному делу. Khorus частный предприниматель. Jurgis у нас кондитер и Warth – частный предприниматель, как и Khorus. 

- Тогда скажи, не думаешь ли ты, что если бы музыка являлась для тебя основной статьей дохода, то ты не был бы столь свободен в творческом самовыражении, поскольку испытывал бы определенное давление со стороны, да и контрактных обязательств в целом?

Khorus: Это трудно понять, потому что для этого надо прочувствовать как это зарабатывать музыкой.

Khaoth: То есть как это делается вообще в принципе в поп-музыке и, в принципе, в развитых странах, там, где хэви-метал является музыкой, которая поддерживается на правительственном уровне. Если представить что мы, чисто гипотетически, имеем какой-то доход со своей музыки, и плюс к этому, мы имеем доход с того, что нас приглашают на передачи, типа «Вкусно с Борисом Бурдой», или на какое-нибудь шоу типа «Что, Где, Когда», рекламируем какие-нибудь, там, новые линии одежды, парфюмы, выступаем в качестве демонстраторов сельскохозяйственной техники или ликеро-водочной продукции, как это делается, в принципе, у звезд в попсе, то я не думаю, что это сильно бы нас напрягало, так как это тоже источник дохода людей, которые, собственно говоря, живут за счёт своей творческой деятельности. Но это одна часть медали. А если же мы скованы обязательствами такого плана, что мы должны в определенный срок предоставить альбом лейблу – это естественно нас бы сковывало, потому что мысль, которая рождается, она во временные рамки не вписывается. То есть либо ты творишь, либо ты не творишь, к тебе или приходит мысль, то воодушевление, под воздействием которой ты творишь, либо оно не приходит. Как в спорте, так и в музыке. Если у тебя нет мысли, если у тебя нет желания творить, нет сил, то лучше этим не заниматься. Ты не продвинешься дальше, ты только навредишь. То есть ты просто этим самым будешь развивать отвращение к тому, что ты делаешь. 

- Музыка, скажем условно, создает некую альтернативную реальность. Скажите, каковы ваши ощущения в процессе создания музыки? Те ли это люди, которые сейчас сидят передо мной, или присутствуют определенные изменения в вашем мироощущении во время творческого процесса?

Khorus: Чувство вдохновения в любом случае присутствует.

Khaoth: Мироощущение, оно меняет личность не в момент творения, оно меняет даже в тот момент, когда оно сделано, когда оно делается, когда оно только готово к тому, чтобы быть сделано, то есть оно не зависит от того момента, когда этот продукт готов или он только приготавливается. То есть воодушевление, которое приходит извне – оно может находиться до процесса, во время процесса и после процесса.

- С учетом вашего мировоззрения, стала ли для вас музыка тем идеальным измерением, в котором вы можете проявить дух и архетипы прошлого в современном мире, так сказать, создать некое связующее звено?

Khaoth: Музыка, которую создаем… она создается непосредственно под этим влиянием, поэтому одно из другого вытекает. Это абсолютно очевидно.

- А что ты испытываешь после записи нового альбома. Вот он вышел в свет, проделана большая работа – твои ощущения?

Khorus: Облегчение.

- Скажи мне, если я ошибаюсь, но мне кажется, что между первыми двумя альбомами Khors существует концептуальная связь. Это видно из названий – “The Flame Of Eternity`s Decline” и “Cold” – то есть противопоставление огня и льда, что видно даже из цветовой гаммы обложек. Столкновение двух противоборствующих сил Напрашивается аналогия из скандинавской мифологии об огненной и ледяной реках, существовавших в первозданном хаосе. Это было сделано намеренно, или просто совпадение?

Khorus: Намеренно. Конкретно над схемой лёд-огнь мы не задумывались, но противоположность  планировалась. Изначально мы хотели сделать первый альбом таким, как он и получился – злым и мощным , второй, соответственно, спокойным и меланхоличным.

- А чем вы руководствуетесь при оформлении альбомов, где собираете материал/идеи для этой цели? Да и насколько контролируете процесс в целом?

Khorus: Этот процесс мы полностью контролируем. Материалы мы подбираем либо свои , либо материалы нашего дизайнера ’а. То есть, есть какая-то идея, и потом под эту идею находится соответствующая информация.

- Вы следите за основными тенденциями в современном искусстве?

Khorus: Да, конечно. Что-то для себя находим интересное.

- Можешь ли ты утверждать, что Khors является частью этого искусства?

Khaoth: Скорее нет, чем да. Хотя об этом и не нам судить.

Khorus: Скажу честно, что в принципе одна из целей, которой мы следуем, это то, чтобы действительно оставить тот след, который будет подчеркивать нас как часть украинской культуры.

- А расскажи о своих музыкальных предпочтениях на сегодняшний день. Может, отметишь какую-нибудь работу, которая за последнее время произвела на тебя наиболее сильное впечатление?

Khaoth: В основном новые альбомы полюбившихся нам групп, которые мы открываем для себя, слушаем в первую очередь. Новичков ярких очень мало. То есть либо нет времени, либо нет желания. И те идеалы, которые существовали для нас ранее, мы продолжаем следить за ними естественно.

Например?

Khaoth: Katatonia, Disbelief, Porcupine Tree, God Is An Astronaut, Anathema, старый норвежский блэк-метал, Burzum естественно, Enslaved, Dismember, Opeth, Unleashed, Slayer и многие многие другие…

- А можете назвать самое большое разочарование в музыкальном плане?

Нет

- Есть ли печатное издание о музыке, которое вы регулярно читаете?

Тоже нет

- Как думаете, не пребывает ли сегодня металл в еще более глубоком кризисе, чем в 90-х? Только этот кризис скрыт за огромным конвеером групп, относительный успех которых строится на раскрутке лейблом и наличии технологий, позволяющих за аранжировками и техническими наворотами скрыть скудность творческой мысли? Вот мне, например, кажется, что в 90-х, так называемый кризис, носил в большей степени коммерческий характер, вызванный дефицитом интереса со стороны индустрии. Ведь именно в 90-е получили развитие Black, Doom и сопредельные жанры, и если хорошо покопаться, то именно в 90-х можно найти много по-настоящему интересных и новаторских работ.

Khorus: Трудно сказать, мы в середине 90 х только начинали, по сути в глубоком андерграунде и тотальном изжитке совка. Инструментов нормальных не было, да и возможно релизоваться в большей степени также. Западные музыканты в любом случае имели и имеют бОльшие возможности хоть при кризисе хоть при ядерной зиме). Основная проблема сейчас это отсутствие новых стилей, подстилей и соответственно  развития музыки как таковой. Не могу сказать что нас это как то волнует, мы в любом случае делаем в первую очередь своё дело.

- Не секрет, что в плане музыки Украина является своеобразным феноменом, благодаря наличию «Харьковской школы», основными действующими лицами которой являются одни и те же люди. Как вы можете объяснить это явление, его истоки?

Khaoth: Это можно объяснить аутентичностью и самобытностью харьковских групп. Феномен, я думаю должны пытаться понять и объяснить журналисты и слушатели в первую очередь, а никак не мы))

- А есть ли зарубежные коллективы, с которыми Khors поддерживает отношения?

Khorus: Нет.

- Вскоре Khors выступает вместе с Enslaved в качестве особого гостя. Что послужило предпосылкой для возможности проведения подобного мероприятия?

- Khorus: Нас пригласили организаторы.

Вопрос, который не был предусмотрен интервью и пришел мне в голову позже:

Часто ли вы сталкивались со случаями, когда на имени вашей группы спекулировали, используя в каких-то своих целях?

- Нет, а если они и были, то врядли это нас интересовало бы.

- Ну и, напоследок, какими словами можете завершить интервью?

- Khorus: Обычно самый трудный вопрос. Не хочется быть банальным…,но придётся)

Цените свободу, любите родину, уважайте истоки.


← Новини



© 1995–2022 KhorsПредставиться — Created by Annexare.com